ФЭНДОМ



Лавчонка травницы была украшена яркой вывеской, и найти ее не составило труда. Низенькая кудрявая женщина сидела на пороге, держа в одной руке лягушку. Другой рукой она что-то писала. Вид у нее был такой необычный, что Эрагон сразу решил: это и есть пресловутая Анжела. На противоположной стороне улицы стоял довольно богатый дом.

— Как ты думаешь, это дом Джоада? — спросил Эрагон. Бром задумался:

— Сейчас выясним. — Он подошел к женщине и вежливо спросил: — Не скажешь ли, госпожа моя, в котором тут доме Джоад проживает?

— Скажу, — ответствовала она, продолжая писать.

— Так скажешь или нет?

— Скажу. — Она еще быстрее заскребла пером по бумаге. Лягушка у нее в руке квакнула и уставилась на гостей своими выпученными глазами. Бром и Эрагон неловко переминались с ноги на ногу, но женщина больше не произнесла ни слова. Эрагон уже начинал злиться, но тут Анжела снова подняла на них глаза: — Ну конечно, я вам скажу! Нужно было всего лишь спросить по-человечески. Ваш вопрос состоял в том, скажу ли я вам, где живет Джоад.

— В таком случае позволь мне задать свой вопрос как следует, — с улыбкой сказал Бром. — Где живет Джоад? И скажи еще, почему ты держишь в руке лягушку?

— Ну вот, это уже кое-что, — фыркнула Анжела. — Джоад живет справа. А что касается лягушки, то это не лягушка, а жаба. К тому же самец. Я пытаюсь доказать, что жаб на свете не существует и есть только лягушки.

— Как это их не существует, если ты одну из них в руках держишь? — не выдержал Эрагон. — И зачем тебе доказывать, что на свете существуют только лягушки?

Женщина так энергично встряхнула головой, что ее темные кудри рассыпались по плечам.

— Ну как ты не понимаешь! Если я докажу, что жаб не существует, значит, эта жаба никогда и не была жабой, а является лягушкой. А стало быть, она никому не вредна! — Анжела подняла тонкий палец и прибавила: — Ведь если я смогу доказать, что существуют только лягушки, жабы будут просто не в силах творить зло, — а ведь они на многое способны: могут, например, сделать так, что у человека все зубы выпадут или бородавки по всему телу пойдут, а то и отравить или убить человека могут. Ну и ведьмы, конечно, тоже не смогут своими злыми чарами воспользоваться — ведь тогда вокруг ни одной жабы не будет!

— Понятно… — осторожно протянул Бром. — Интересная мысль! Я с удовольствием послушал бы тебя еще, но нам просто необходимо поскорее встретиться с Джоадом.

— Ах, ну конечно! — отмахнулась она и снова принялась что-то писать.

Когда они отошли от лавки травницы подальше, Эрагон воскликнул:

— Она же сумасшедшая!

— Возможно, — пожал плечами Бром, — но не похоже. Вполне вероятно, что она и что-нибудь полезное выдумать может, так что погоди ее критиковать. Кто знает, а вдруг жабы действительно окажутся лягушками!

— А мои башмаки — золотыми! — буркнул Эрагон. Они остановились перед резной дверью с красивой металлической колотушкой. На крыльцо вели мраморные ступени. Бром три раза ударил колотушкой, но в доме стояла тишина. Эрагон, чувствуя себя полным идиотом, робко спросил:

— А может, это и не тот дом? Давай попробуем постучаться в другой, — но Бром даже бровью не повел и продолжал стучаться.

Дверь так долго не открывалась, что Эрагон в отчаянии уже повернулся, чтобы уйти, но тут вдруг в доме послышался топот ног: кто-то бегом спешил к двери. Она со скрипом приотворилась, и в щель осторожно выглянула светловолосая молодая женщина с бледным лицом. Глаза у нее припухли, словно она долго плакала, но голос звучал абсолютно спокойно.

— Что вам угодно? — спросила она.

— Джоад здесь проживает, госпожа моя? — вежливо осведомился у нее Бром.

Женщина, надменно кивнув, ответила:

— Здесь. Это мой муж. Он вас ждет? — Дверь она до конца так и не открыла.

— Нет, не ждет, но нам необходимо поговорить с ним, — ответил Бром.

— Он очень занят.

— Мы прибыли издалека. И это очень важно. Лицо женщины точно окаменело:

— Он занят.

Бром явно рассердился, но говорил с ней по-прежнему вежливо.

— Ну, раз уж он так недоступен, не соблаговолишь ли ты, госпожа моя, передать ему кое-что? — Женщина поморщилась, но все же кивнула. — Скажи ему, что у крыльца его ждет старый друг из Гиллида.

Женщина подозрительно на него глянула, но сказала:

— Хорошо. — И поспешно закрыла дверь. Эрагон услышал ее удаляющиеся шаги.

— Не слишком-то она любезна, — заметил он.

— Оставь свое мнение при себе, — рявкнул Бром. — И вообще — помолчи. Предоставь все разговоры мне. — Он явно был очень зол: скрестил руки на груди и нервно барабанил пальцами по резной двери. Эрагон отвернулся и решил помалкивать.

Дверь внезапно распахнулась, из дома выскочил какой-то седой высокий человек. Его дорогие одежды были в полном беспорядке, волосы всклокочены, но лицо печальное, как на похоронах. Длинный шрам спускался от макушки к виску.

Увидев их, он изумленно раскрыл глаза и бессильно прислонился к дверному косяку. Рот его беззвучно шевелился, точно у выброшенной на берег рыбы. Затем он тихо и недоверчиво пробормотал:

— Бром?..

Бром приложил палец к губам и стиснул руку высокого старика.

— Рад тебя видеть, Джоад! И рад, что память тебя не подвела, но не произноси этого имени вслух. Могут быть большие неприятности, если кто-нибудь узнает, что я был здесь.

Вид у Джоада был совершенно ошалелый.

— Но я был уверен, что ты погиб! — прошептал он. — Что же все-таки с тобой случилось? И почему ты раньше не дал о себе знать?

— Я все тебе потом объясню. Есть у тебя место, где можно спокойно поговорить?

Джоад явно колебался; глаза его смущенно бегали, но лицо оставалось непроницаемым. Наконец он сказал:

— У меня нельзя… Но если вы согласитесь, я мог бы отвести вас в одно безопасное место, где нам будет удобно.

— Хорошо, — сказал Бром. Джоад кивнул и исчез за дверью.

«Наконец-то я смогу кое-что узнать о прошлом Брома», — думал Эрагон.

Вскоре Джоад снова выскочил на крыльцо. Он привел себя в порядок, на поясе у него болталась шпага. Он был одет в богато расшитый камзол, на голове красовалась шляпа с перьями. Бром насмешливо глянул на разряженного приятеля, и тот, пожав плечами, обиженно вздернул нос.

Они шли прямо к цитадели. Эрагон, плетясь позади, вел в поводу обоих коней. Указывая на цель их прогулки, Джоад пояснил:

— Ристхарт, губернатор Тирма, издал указ, чтобы конторы всех городских торговцев были перенесены в крепость. Даже если мы ведем дела совсем в других местах. Полная чушь, но пришлось подчиниться. Зато там такие толстые стены, что никто нас подслушать не сможет.

Через главные ворота они вошли в башню. Джоад подвел их к коновязи:

— Можете вполне спокойно оставить здесь своих коней. Никто их не тронет.

Эрагон привязал Сноуфайра и Кадока, и Джоад. открыв находившуюся рядом небольшую дверь железным ключом, пропустил их внутрь.

За дверью был длинный пустой коридор, освещенный горевшими на стенах факелами. В коридоре было удивительно сыро и холодно. Эрагон коснулся стены и почувствовал на ней толстый слой слизи. Его передернуло.

Джоад вынул из держателя факел и повел их по коридору. Они остановились перед тяжелой деревянной дверью. Он отпер ее, и они оказались в комнате, основное пространство которой занимал огромный ковер из медвежьих шкур. На ковре стояло несколько кресел, заваленных бухгалтерскими книгами и бумагами. Стены были увешаны полками со множеством книг в кожаных переплетах.

Джоад затопил камин, сунув туда горящий факел, и обернулся к Брому:

— Ну, старина, давай рассказывай! Бром усмехнулся:

— Ты кого это «стариной» называешь? Помнится, в последний раз у тебя в волосах ни одного седого волоска не было, а сейчас ты седой как лунь.

— Зато тебя я сразу узнал — ты выглядишь не хуже, чем двадцать лет назад, хоть и тогда уже был весьма почтенным старцем! Время, похоже, пощадило тебя: пусть старичок еще поживет да молодых уму-разуму поучит. Ну, довольно шуток! Рассказывай! Уж что-что, а рассказывать ты всегда здорово умел!

Эрагон навострил уши и с готовностью стал ждать, что скажет Бром.

А Бром спокойно откинулся на спинку кресла, вытащил трубку, неторопливо раскурил ее и выпустил изящное кольцо дыма, которое сперва стало зеленым, а потом вдруг стрелой метнулось в камин.

— Помнишь, чем мы с тобой занимались в Гиллиде? — спросил он Джоада.

— Помню, конечно. Разве такое забудешь.

— Весьма сдержанная оценка. Но тем не менее справедливая, — сухо заметил Бром. — В общем, когда нас… разделили, я не смог тебя найти. А когда начался переполох, случайно наткнулся на одну маленькую комнатку. Там ничего особенного не было — всякие сундуки, коробки, — но я из чистого любопытства решил все-таки немного в них порыться. И фортуна мне улыбнулась: я нашел именно то, что мы так долго искали! — Джоад привстал, лицо его исказилось, но Бром жестом велел ему молчать. — Разумеется, как только эта вещь оказалась у меня в руках, я уже не мог более тебя дожидаться. Меня в любую минуту могли обнаружить, тогда все пропало бы, и я, постаравшись как можно сильнее изменить свое обличье, бежал из города и поспешил к… — Бром поколебался, глянул на Эрагона и сказал: — К нашим друзьям. Они спрятали найденное мною в подвал и торжественно пообещали мне непременно заботиться о том, кто впоследствии станет хозяином этой вещи. А мне предстояло исчезнуть до той поры, пока снова не понадобятся мои знания и умения. Никто, даже ты, не должен был знать, жив я или умер, хотя меня очень печалила невозможность сообщить тебе о том, что сталось со мною. Короче говоря, я отправился на север и поселился в Карвахолле.

Эрагон даже зубами скрипнул от злости: самого интересного о Броме он так и не узнал!

Джоад нахмурился и спросил:

— Так, значит, наши… друзья все это время знали, что ты жив?

— Да.

— Я полагаю, это была неизбежная уловка, — вздохнул Джоад, — хотя все же зря они мне тогда ничего не сказали. Кстати, этот Карвахолл ведь довольно далеко на севере, верно? По ту сторону Спайна?

Бром кивнул. И тут Джоад впервые за все это время посмотрел на Эрагона. Посмотрел очень внимательно. Казалось, его серые глаза замечают каждую мелочь. Подняв вопросительно бровь, он наконец промолвил:

— Полагаю, что теперь ты выполняешь свой долг… Бром покачал головой:

— Нет, все не так просто. Та вещь некоторое время назад была украдена — во всяком случае, так предполагаю я, ибо не получал никаких известий от наших друзей и сильно подозреваю, что их посланцы угодили в засаду. А потому и решил сам выяснить все, что смогу. Эрагон весьма кстати направлялся в ту же сторону, и мы уже довольно давно путешествуем вместе.

Вид у Джоада был озадаченный.

— Но если они ничего не сообщили тебе, откуда же ты знаешь, что это…

Бром быстро перебил его:

— Дядю Эрагона зверски убили раззаки. Они сожгли их дом, разорили ферму, и Эрагон теперь, естественно, жаждет мести. Но мы сбились со следа, и теперь нам нужна помощь, чтобы разыскать этих раззаков. Лицо Джоада прояснилось.

— Понятно… Но почему вы решили, что они скрываются именно здесь? Я, конечно, не знаю, но если кому-то о них и известно, то он тебе никогда этого не скажет.

Бром вытащил из-за пазухи найденную Эрагоном фляжку и протянул ее Джоаду.

— В этой фляжке масло сейтр — то самое, очень опасное. Те раззаки везли его с собой. И в пути потеряли. А мы случайно нашли. Нам необходимо посмотреть записи о поставках морских грузов в Тирм, чтобы попытаться понять, кто из слуг Империи занимается закупками этого масла. Что, в свою очередь, поможет нам снова выйти на след раззаков и отыскать их логово.

Сильно наморщив лоб, Джоад некоторое время думал, потом указал Брому на полки с книгами и сказал:

— Видишь? Здесь все записи о моих торговых сделках. Но только о моих! Ты взялся за такое дело, которое может потребовать несколько месяцев кропотливого труда. Но дело даже не в этом. Главное в том, что записи, которые тебе так нужны, хранятся под строжайшим наблюдением Бранда, которого Ристхарт назначил управляющим по торговле. Простые купцы до этих документов не допускаются — вдруг мы подделаем данные и обманом лишим Империю ее драгоценных налогов?

— Ничего, с этим мы, я думаю, как-нибудь справимся, — сказал Бром. — Нам бы только отдохнуть сперва несколько дней, прежде чем к делу приступать.

— Ну что ж, в этом-то я тебе помогу с удовольствием, — улыбнулся Джоад. — Мой дом — это твой дом. Кстати, как ты назвался, въезжая в Тирм?

— Теперь меня зовут Нил, — сказал Бром, — а мальчика — Эван.

— А по-настоящему Эрагон… — задумчиво произнес Джоад. — Редкое у тебя имя, сынок. Немногим выпадала честь быть названным именем первого Всадника! Я знал лишь о троих, кого нарекли этим именем.

Эрагон молчал: оказывается, Джоад знает о происхождении его имени!

Бром искоса глянул на него и сказал:

— Сходи-ка проверь, как там лошади. По-моему, я Сноуфайра недостаточно крепко привязал.

«Так, — понял Эрагон, — им надо поговорить без меня. И они бы очень не хотели, чтобы я узнал, о чем именно они будут говорить». Он вскочил и быстро вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Сноуфайр, разумеется, спокойно стоял на месте и привязан был достаточно крепко. Погладив коней, Эрагон прислонился к стене, сердито думая: какая несправедливость! Вот бы услышать, о чем они говорят! И тут в голову ему пришла одна мысль, от которой он так и подскочил на месте. Как-то раз Бром научил его заклятью, улучшающему слух. «Что ж, — подумал Эрагон, — особо тонкий слух мне ни к чему, но я попробую заставить это заклятье действовать иначе! Что там у нас получится, если произнести слово «брисингр»?»

Он изо всех сил сосредоточился, призывая на помощь магическую силу, и, ощутив ее прилив, торжественно произнес: «Тверр стенр ун атра эка хорна!» Казалось, все его силы перелились в эти слова, но в ушах возник лишь какой-то невнятный шум. Разочарованный, Эрагон бессильно оперся о стену и тут же опять подскочил, услышав, как Джоад говорит: «… и я занимаюсь этим вот уже почти восемь лет».

Эрагон огляделся. Рядом никого не было, лишь у дальней стены стояли несколько стражников. Усмехнувшись, Эрагон присел на пороге и закрыл глаза.

— Вот уж никогда не думал, что ты купцом станешь! — сказал Бром. — Столько лет изучать старинные книги и заняться торговлей! Что же заставило тебя сменить мантию ученого на расшитый кафтан купца?

— Знаешь, после Гиллида мне расхотелось торчать в пыльных библиотеках и читать старинные свитки. Я решил по мере своих сил помочь Аджихаду, но я ведь не воин. Мой отец, кстати сказать, тоже был купцом, как ты помнишь, наверное. Он помог мне начать свое дело. А впрочем, мое занятие торговлей — это в основном лишь прикрытие: я ведь кое-что поставляю в Сурду.

— Но, насколько я понял, дела тут идут не слишком хорошо, — заметил Бром.

— Да, в последнее время суда почти совсем в море не выходят, и Тронжхайм оказался точно в осаде. Каким-то образом слугам Империи стали известны многие имена тех, кто помогает Тронжхайму. Скорее всего, это они нападают на суда, но до конца я все же не уверен. Королевских воинов никто и нигде не видел… Возможно, впрочем, что Гальбаторикс пригласил наемников и старательно сбивает нас с толку…

— Я слышал, ты недавно корабль потерял?

— Да, последний, — с горечью подтвердил Джоад. — Все члены его команды были людьми преданными и храбрыми, но вряд ли мне когда-нибудь удастся увидеть хоть одного из них… Теперь мне остается только посуху посылать караваны в Сурду и Гиллид, и я почти уверен, что ни один из них туда не доберется, сколько бы охранников при нем не было. Можно, конечно, и чужое судно зафрахтовать, да только никто мои товары везти не согласится.

— И много у тебя тут было помощников? — спросил Бром.

— О, немало! И по всему побережью тоже. Но всех преследовали одни и те же несчастья. Я знаю, о чем ты думаешь, я и сам много ночей размышлял над этим, но мне невыносима мысль о предателе! Тем более таком могущественном и осведомленном. Если предатель действительно существует, то мы пропали. Тебе непременно надо попасть в Тронжхайм, и…

— Угу. И Эрагона туда привезти? — мрачно поинтересовался Бром. — Они же его на куски разорвут. Сейчас для него хуже места не придумаешь. Может быть, через несколько месяцев или еще лучше — через год… Ты только представь, что скажут гномы! И ведь каждый будет стараться прибрать его к рукам, особенно Ими-ладрис. Нет, ни Эрагон, ни Сапфира там в безопасности не будут. Им необходимо достигнуть хотя бы уровня «туатха дю оротхрим».

«Гномы! — с бьющимся сердцем думал Эрагон. — Интересно, где находится этот Тронжхайм? И почему Бром так спокойно говорит с Джоадом о Сапфире? Ему не следовало рассказывать о ней, не посоветовавшись со мной!»

— И все же мне кажется, что им сейчас больше нужна твоя мудрость, — сказал Джоад.

— Мудрость! — фыркнул Бром. — Я ведь теперь стал тем, кем ты назвал меня в самом начале — жалким старикашкой.

— Многие бы со мной в этом не согласились.

— Ну и что? А впрочем, чего тут объясняться. Нет уж, пусть Аджихад пока без меня обходится. То, чем я занят сейчас, куда важнее. Однако возможность существования предателя ставит перед нами весьма тревожные вопросы. Интересно, не с помощью ли этого предателя Империи стало известно и о том, где может находиться… — И голос Брома куда-то уплыл.

— А мне интересно, почему мне никто до сих пор ничего об этом не сообщил! — возмущенно заявил Джоад.

— Наверное, они все же пытались. Но если здесь есть предатель… — Бром помолчал. — Мне нужно кое-что сообщить Аджихаду. У тебя найдется гонец, которому можно доверять?

— Надеюсь, — ответил Джоад. — Все зависит от того, куда ему придется ехать.

— Еще не знаю, — сказал Бром. — Я так долго жил в уединении, что все мои связные успели, должно быть, умереть или попросту забыли о моем существовании. Ты мог бы послать его, например, к тому человеку, кто обычно получает твой товар?

— Могу, но это рискованно.

— А что в наши дни не рискованно? Как скоро он мог бы отправиться?

— Завтра утром. Хорошо, я пошлю его в Гиллид. Так будет быстрее. Что ему взять с собой, чтобы доказать Аджихаду, что он послан именно тобой?

— Вот, дай ему мое кольцо. И скажи, что если он его потеряет, я лично ему кишки выпущу, ведь это кольцо мне сама королева подарила.

— Что-то нерадостным тоном ты об этом вспоминаешь, — заметил Джоад.

Бром что-то проворчал, и оба старика долго молчали. Потом Бром сказал:

— Давай-ка пойдем к Эрагону. Мне всегда не по себе, когда мальчишка остается один. У него какая-то сверхъестественная способность вечно попадать в беду.

— Неужели это тебя удивляет?

— Не то чтобы очень…

И Эрагон услышал, как они встают. Он быстро отключил свой волшебный слух и открыл глаза. «Что же все-таки происходит? — невольно прошептал он и подумал: — Этот Джоад и другие купцы попали в беду из-за того, что помогают людям, неугодным Империи. Бром что-то очень важное нашел в Гиллиде, а потом спрятался в Карвахолле. Но что он нашел? Неужели эта вещь была настолько ценной и важной, что он даже своего лучшего друга ни разу о себе не известил, и тот целых двадцать лет считал его мертвым? Они упоминали королеву — но ни в одном известном мне королевстве никаких королев нет. И еще он упоминал гномов, а сам сказал мне, что они давным-давно исчезли в своих подземельях».

Ох, как ему хотелось получить ответы на все эти вопросы! Но сейчас никак нельзя было требовать от Брома объяснений. Нет, лучше подождать. Вот уедут они из Тирма, и тогда уж он заставит Брома раскрыть все свои секреты! Эрагон был поглощен этими мыслями и не заметил, как дверь в коридор приоткрылась.

— Ну что, кони в порядке? — спросил Бром. Эрагон вздрогнул и молча кивнул. Ведя коней в поводу, они покинули крепость.

Когда они неспешным шагом возвращались к дому Джоада, Бром вдруг спросил:

— Значит, ты все-таки женился? — И он подмигнул старому приятелю. — Да еще на такой хорошенькой молодой женщине! Что ж, поздравляю!

Джоад с кислым видом кивнул и пожал плечами, глядя куда-то вдаль.

— Спасибо, но вряд ли твои поздравления в данный момент уместны, — сказал он. — Мы с Хелен не очень-то счастливы.

— Но почему? Чего ж ей не хватает? — удивился Бром.

— Самого простого, — уныло сказал Джоад. — Счастья, детей, веселых застолий, приятной компании. Беда в том, что она из богатой семьи, ее отец немало денег вложил в мое дело… Если я буду продолжать терпеть убытки, у нас скоро не станет хватать денег на такую жизнь, к какой она привыкла. Но, прошу тебя, — Джоад умоляюще посмотрел на Брома, — пусть мои беды совершенно тебя не тревожат. Хозяин не должен обременять гостей собственными заботами. Пока вы живете в моем доме, пусть вас беспокоит разве что чересчур полный желудок!

— Что ж, спасибо тебе за гостеприимство, — сказал Бром. — Мы слишком давно путешествуем и порядком устали от кочевой жизни. Ты случайно не знаешь, где здесь можно купить не слишком дорогую одежду? Езда верхом самым прискорбным образом сказалась на нашем платье.

— Конечно, знаю. Я ведь купец. — Джоад даже повеселел. И с радостью принялся рассказывать о местных товарах и ценах. Но уже возле самого дома вдруг остановился и предложил: — Вы не будете возражать, если мы поедим где-нибудь в другом месте? По-моему, ей будет неприятно, если мы сейчас все вместе заявимся…

— Как скажешь, нам совершенно все равно, — поспешил успокоить его Бром.

Джоад с явным облегчением вздохнул:

— Вот и хорошо. А коней ваших давайте оставим у меня в конюшне.

Они так и поступили, а затем все вместе направились в большую таверну. Здесь, в отличие от «Зеленого каштана», было очень чисто и многолюдно. Когда подали основное блюдо — фаршированного молочного поросенка, — Эрагон с наслаждением набросился на нежное мясо, с не меньшим удовольствием поедая, впрочем, и поданные в качестве гарнира тушеные овощи: картошку, морковь, брюкву и яблоки. В последнее время они питались только подстреленной или пойманной Сапфирой дичью, приготовленной на костре.

Обедали долго, несколько часов. Бром с Джоадом неустанно плели всякие байки, Эрагон не возражал: он согрелся, был сыт, откуда-то доносилась негромкая музыка, и даже стоявший в таверне, полной пьяноватых посетителей, гул был ему приятен.

Когда они наконец снова вышли на улицу, солнце уже садилось.

— Вы идите вперед, а я вас сейчас нагоню. Мне нужно кое-что проверить, — сказал Эрагон. Ему хотелось повидаться с Сапфирой и убедиться, что она в безопасности.

Бром с рассеянным видом кивнул, но все же сказал:

— Будь осторожен. И постарайся не задерживаться.

— Погоди-ка, — вмешался Джоад, — ты что, хочешь за ворота выйти? — Эрагон нерешительно кивнул. — Тогда поспеши и непременно возвращайся в город до наступления темноты, иначе ворота закроются. И до рассвета стража тебя ни за что не впустит.

— Я успею! — пообещал Эрагон и бегом бросился по какой-то боковой улочке, ведущей к воротам. Лишь покинув Тирм, он наконец вздохнул полной грудью. «Сапфира! — мысленно позвал он дракониху. — Ты где?»

Она тут же мысленно объяснила ему, куда идти: в сторону от главной дороги и к подножию невысокого заросшего мохом утеса, скрывающегося среди густых кленов. Подойдя ближе, Эрагон увидел ее голову над верхушками деревьев и помахал ей рукой.

«Как мне туда подняться?» — спросил он.

«Если ты найдешь подходящую полянку, я спущусь и подхвачу тебя».

«Не надо, я сам к тебе заберусь».

«Утес довольно крутой…»

«Ерунда! Может, я хочу немного развлечься!»

Эрагон снял перчатки и стал взбираться на утес, наслаждаясь, как ребенок. Взбираться оказалось нетрудно, и скоро он оказался уже на уровне верхних ветвей обступивших утес кленов. Решив немного передохнуть, он постоял на каком-то выступе и уже протянул было руку к следующему, но дотянуться до него не сумел и чуть не сорвался, потеряв равновесие.

Поискав глазами какой-нибудь другой выступ или трещину в скале, он ничего подходящего не обнаружил и хотел было спуститься ниже, но ноги его не находили опоры. Сапфира, свесив голову и не мигая, наблюдала за ним. Наконец Эрагон сдался и сказал ей:

«Ну хорошо, ты была права. А теперь немного помоги мне, пожалуйста».

«Вот видишь! Ты сам виноват, что оказался в таком дурацком положении, а не я».

«Да, да! Я знаю! Так ты поможешь мне или нет?»

«А если бы меня не было рядом? Ты ведь тогда оказался бы в весьма затруднительном положении, верно?»

Эрагон даже глаза вытаращил от возмущения:

«Об этом ты могла бы и не говорить!»

«Могла бы. Да и вообще — может ли какой-то дракон давать советы такому великому человеку, как ты? Ведь в твоем присутствии все должны стоять по стойке «смирно» и с благоговением смотреть, сколь великолепными движениями ты загоняешь себя в тупик! Вообще-то, если бы ты сначала как следует посмотрел и только потом полез вверх, то увидел бы, что там есть вполне заметная тропка. Очень удобная, между прочим». Сапфира, склонив голову набок, смотрела на него своими блестящими глазами.

«Ну, я же сказал, что ошибся! Будь так любезна — вытащи меня отсюда без лишних слов!» — совсем рассердился Эрагон. В ответ Сапфира исчезла за краем утеса и умолкла. Выждав несколько минут, Эрагон понял, что сейчас свалится вниз, и отчаянно закричал:

— Сапфира! Вернись! — Но ответом ему был только шум листвы.

Наконец громко захлопали крылья, посыпались камешки, и Сапфира воздвиглась на вершине утеса, посмотрела на Эрагона и, слетев вниз, повисла над ним в воздухе, точно огромная летучая мышь. Потом она схватила его когтями за рубаху, при этом слегка оцарапав ему спит; и взмыла над рощей, а через несколько секунд мягко опустила его на вершину утеса.

«Это было на редкость глупо с твоей стороны», — добродушно заметила она.

Эрагон промолчал. С утеса он отлично видел все вокруг, особенно прекрасным было море, покрытое пенными валами… Да уж, место Сапфира выбрала действительно удачное! К тому же здесь вряд ли кто-то мог ее заметить.

«А этому приятелю Брома можно доверять?» — спросила она.

«Не знаю. — Эрагон попытался припомнить все, что случилось с ним за день. — У меня такое ощущение, что нас окружают какие-то неведомые силы… И нам никогда не понять истинных мотивов тех, кто за нами охотится… У всех тут какие-то тайны!»

«Ну, тайны в нашем мире — дело обычное. Забудь об этом, доверяй или не доверяй только конкретным людям. Вот Бром — хороший человек, он не желает нам зла, и его тайных намерений нам остерегаться нечего».

«Надеюсь», — ответил он, не поднимая глаз.

«По-моему, попытка отыскать раззаков через написанные на бумаге слова — довольно странный способ выслеживать добычу, — заметила Сапфира. — А нельзя ли как-то иначе, скажем с помощью магии, прочитать нужные вам записи и не совать нос в логово врага?»

«Не знаю… Наверное, пришлось бы как-то объединить силу заклинания, дающего возможность видеть на расстоянии, с силой света, с самим расстоянием или с чем-то еще… Мне это пока не по силам. Но я спрошу у Брома».

«Это будет весьма разумно».

Оба помолчали.

«А знаешь, нам, возможно, придется на какое-то время здесь задержаться», — сказал Эрагон.

В ответе Сапфиры явственно слышалось раздражение:

«А мне, как всегда, придется ждать снаружи?»

«Ты же знаешь, мне этого совсем не хочется. Ничего, скоро мы опять будем путешествовать все вместе», — попытался утешить ее Эрагон.

«Скорее бы!»

Эрагон улыбнулся и обнял ее. И только тут заметил, что уже почти темно.

«Ой, мне пора идти, — спохватился он, — а то ворота закроются, и я не попаду в город. Ладно, желаю тебе завтра хорошо поохотиться! А вечером я к тебе обязательно загляну».

Сапфира расправила крылья:

«Садись, я отнесу тебя вниз».

Он уселся ей на спину и крепко обнял за чешуйчатую шею. Она легко соскользнула с утеса, внизу промелькнула кленовая роща, и вскоре они уже приземлились на дороге. Поблагодарив Сапфиру, Эрагон бегом бросился в Тирм.

Решетка уже опускалась, когда он подбегал к воротам. Громко крича стражникам, чтоб не закрывали ворота, Эрагон что было сил припустил по дороге и проскользнул под решеткой за несколько секунд до того, как она со стуком упала на землю.

— Еще чуть-чуть, и тебя бы пополам перерубило, — заметил один из стражников.

— Я больше не буду, — пролепетал немного испуганный Эрагон, с трудом переводя дыхание.

Он долго петлял по темным улицам Тирма и далеко не сразу отыскал дом Джоада. На воротах дома призывно горел фонарь. Толстый слуга открыл Эрагону дверь и без лишних слов проводил его в кабинет хозяина. Каменные стены дома украшали прекрасные гобелены. До блеска натертые полы были застланы пестрыми коврами, с потолка свисали позолоченные люстры.

Кабинет Джоада был полон знакомого трубочного дыма. Все его стены были увешаны книжными полками. Здесь были книги всевозможных размеров и толщины, также множество старинных свитков. В камине жарко горел огонь. За овальным столиком сидели и дружески беседовали Бром и Джоад. Завидев Эрагона, Бром взмахнул своей трубкой и весело воскликнул:

— Ага, наконец-то! Мы уж беспокоиться начали. Как прогулялся?

«Интересно, — подумал Эрагон, — чего это он так развеселился? И почему даже не спросил, как там Сапфира?»

— Отлично, — сказал он. — Вот только стражники чуть не оставили меня за воротами. А Тирм, оказывается, такой огромный! Я ваш дом с большим трудом отыскал.

Джоад засмеялся:

— Погоди, вот скоро увидишь Драс-Леону, Гиллид или хотя бы Куасту, и наш городок уже не будет казаться тебе таким уж большим. Хотя мне здесь нравится. Если не идет дождь, Тирм, по-моему, просто прекрасен.

Эрагон повернулся к Брому:

— Скажи, мы долго здесь пробудем?

— Трудно сказать… Все зависит от того, сможем ли мы добраться до судовых регистров и сколько времени потратим на поиски нужных нам сведений. Работы хватит для всех. Завтра я намерен поговорить с этим Брандом, а там увидим, разрешит ли он нам ознакомиться с регистрами.

— Но я-то чем смогу быть вам полезен? — смущенно спросил Эрагон.

— Как это «чем»? — удивился Бром. — Для тебя тоже дело найдется.

— Но я же не умею читать! — в отчаянии признался Эрагон и опустил голову.

Бром даже вскочил:

— Что ж Гэрроу-то тебя не выучил?

— А он разве умел? — в свою очередь удивился Эрагон.

Джоад с интересом наблюдал за ними.

— Ну конечно умел! — фыркнул Бром. — Ах, глупый гордец… И о чем он только думал? Мне надо было догадаться, что тебя он учить нипочем не станет… А впрочем, он, должно быть, счел это ненужной роскошью. — Бром нахмурился и сердито дернул себя за бороду. — Тогда придется несколько изменить наши планы, но ничего страшного. Будем учиться читать. И если ты сразу возьмешься за ум, это не займет слишком много времени.

Эрагон поморщился: уж он-то знал, каков Бром в роли учителя. Его умение заставить ученика работать порой граничило с жестокостью. Эрагон приуныл, но все же покорно промямлил:

— Да, наверное, это ведь необходимо…

— Тебе понравится, — заверил его Джоад, указывая на свою библиотеку. — Из книг и старинных свитков можно узнать очень много нового. Для меня, например, книги — лучшие друзья. Они всегда со мной. Они заставляют меня смеяться и плакать, они помогли мне отыскать смысл жизни!

— Звучит многообещающе, — признал Эрагон.

— Ты ведь по-прежнему занимаешься своими исследованиями? — спросил Джоада Бром.

Тот пожал плечами:

— Уже нет, пожалуй. Боюсь, я превратился в обыкновенного библиофила.

— В кого? — переспросил Эрагон.

— В человека, который любит книги, — пояснил Джоад, и они снова о чем-то заговорили с Бромом, не обращая на Эрагона внимания. Тот, немного обидевшись, принялся рассматривать книги, стоявшие на полках. Одна из них — в изящном переплете, украшенном золотыми заклепками, — привлекла его внимание. Он снял ее с полки и внимательно осмотрел.

Переплет был из черной кожи, и на нем были вытиснены загадочные руны. Эрагон даже погладил книгу, так хороша была ее гладкая прохладная поверхность. Текст, написанный от руки красными блестящими чернилами, ровным счетом ничего ему не говорил, и он бездумно перелистывал страницы, пока его внимание не привлекла какая-то колонка слов или знаков, вынесенная на поля. Слова в колонке выглядели непривычно длинными и какими-то текучими, точно цепочка гор с острыми вершинами.

Эрагон показал книгу Брому и спросил, ткнув пальцем в странные слова:

— Что это?

Бром поднес книгу к глазам и, удивленно подняв брови, воскликнул:

— А ты, Джоад, оказывается, значительно пополнил свою библиотеку! И где ты только ее раздобыл? Я ее сто лет не видел!

Джоад, вытянув шею, вгляделся в раскрытую страницу.

— Да-да, это «Домиа абр вирда», «Господство Судьбы». Несколько лет назад какой-то человек, нездешний, пытался продать ее в порту одному книготорговцу. К счастью, я случайно оказался в этой лавке и сумел спасти не только книгу, но и голову этого несчастного, который понятия не имел, что держит в руках.

— Однако странно, Эрагон, что ты из всех выбрал именно эту книгу… — задумчиво промолвил Бром. — «Господство Судьбы»… Возможно, это самая ценная вещь в доме. Видишь ли, эта книга — самая подробная и полная история Алагейзии с тех времен, когда даже эльфы еще не успели высадиться на ее побережье, и до относительно недавнего периода. Это очень редкая книга и самая лучшая из всех работ по истории, какие я знаю. Когда она была написана, Империя тут же отправила ее автора, монаха Хесланта, на костер. Я и не надеялся, что в Алагейзии сохранились какие-то ее экземпляры. А те слова, о которых ты спрашивал, написаны старинными буквами и принадлежат древнему языку.

— И что же в них говорится? — спросил Эрагон. Бром, шевеля губами, прочел написанное про себя и сказал:

— Это часть древней эльфийской поэмы, в ней рассказывается о том, как эльфы сражались с драконами. В приведенной строфе описан король эльфов, Керантор, в тот момент, когда он верхом на коне направляется в самую гущу схватки. Эльфы очень любят эту поэму и часто ее исполняют — хотя для того, чтобы исполнить ее полностью, требуется по меньшей мере дня три. Они считают, что это произведение учит их не повторять ошибок прошлого. Порой они так дивно ее поют, что, кажется, и камни способны заплакать.

Эрагон вернулся на свое место, нежно прижимая к себе книгу. До чего же это удивительно, думал он. Человек давным-давно умер, а голос его по-прежнему звучит с этих страниц! И пока будет существовать эта книга, он тоже будет жить! Интересно, не говорится ли в этой книге и о раззаках?

Он еще долго листал книгу под неумолчное гудение голосов Брома и Джоада, не слишком прислушиваясь к их беседе. Миновал час, второй, третий, и Эрагон начал задремывать. Заметив это, Джоад пожалел усталого парнишку, пожелал своим гостям спокойной ночи и сказал:

— Дворецкий вас проводит.

Дворецкий проводил их на второй этаж, попросил позвонить в колокольчику кровати, если что-нибудь понадобится, и ушел. Бром открыл дверь в указанную ему комнату, и Эрагон быстро спросил:

— Можно мне поговорить с тобой?

— Мы же только что разговаривали! Ну ладно, входи. Едва закрыв за собой дверь, Эрагон тут же выпалил:

— У нас с Сапфирой возник один план. Можешь ли ты… Бром жестом велел ему умолкнуть, потом быстро закрыл окно и задернул шторы.

— Когда говоришь о своих планах, прежде всего убедись, что никто поблизости не держит ушки на макушке.

— Прости, я совсем забыл! — воскликнул Эрагон, в душе проклиная себя за дурацкую оплошность. — Но скажи, не можешь ли ты вызвать образ чего-то такого, что увидеть невозможно?

Бром присел на постель и принялся неторопливо рассуждать:

— По всей видимости, ты имеешь в виду гадание с помощью магического кристалла? Что ж, это вещь вполне возможная и в некоторых ситуациях весьма полезная, но у нее есть существенный недостаток: можно видеть только тех людей, те места и предметы, которые уже когда-то видел. Если тебе, к примеру, хочется сейчас увидеть раззаков, то ты их увидишь, но отнюдь не те места, где они сейчас находятся. Есть и другие сложности. Ну, скажем, тебе захотелось перечитать ту или иную страницу из нужной книги, но увидеть эту страницу ты сможешь только в том случае, если книга открыта. Если же она закрыта, сколько ты ни старайся, нужной страницы она перед тобой не раскроет.

— А почему нельзя увидеть предметы, которых не видел раньше? — спросил Эрагон. Он понимал, что даже при подобных ограничениях умение видеть в магическом кристалле может оказаться чрезвычайно полезным. Интересно, думал он, а можно ли увидеть то, что творится за много лиг отсюда, и с помощью магии повлиять на происходящее там?

— А потому, — терпеливо объяснил Бром, — что для того, чтобы увидеть предмет в магическом кристалле, тебе нужно хорошо его знать, ибо он станет объектом приложения твоих магических сил. Даже если тебе подробнейшим образом описали человека, но самому тебе он не знаком, ты не сможешь увидеть ни его самого, ни то, что его окружает. Ты должен ЗНАТЬ, что именно хочешь увидеть в кристалле, прежде чем вызовешь изображение этого. Я ответил на твой вопрос?

Эрагон задумался и снова спросил:

— Но как это делается? Что же, изображение человека или предмета появляется прямо из воздуха?

— Не так просто, — покачал седой головой Бром. — Этот процесс отнимает значительно больше энергии, чем простое отражение предмета, скажем, в зеркале или в озере. Именно поэтому Всадники стремились как можно больше путешествовать и как можно больше увидеть и узнать. А затем, если что-то случалось, могли — благодаря магическому кристаллу — увидеть и узнать о событиях, происходящих в любом уголке Алагейзии.

— Можно мне тоже попробовать? — спросил Эрагон. Бром, испытующе на него глядя, возразил:

— Не сейчас. Ты устал, а использование магического кристалла отнимает слишком много сил. Обещаю, что научу тебя, как с ним обращаться, но и пообещай мне, что сегодня подобных попыток предпринимать не станешь. Кстати, я предпочел бы, чтобы ты их не предпринимал вообще до тех пор, пока мы не покинем Тирм. Тебе прежде многому еще нужно научиться.

— Обещаю, — улыбнулся Эрагон.

— Вот и отлично. — Бром наклонился к нему и тихо шепнул прямо в ухо слова заклятья, открывающего внутреннее зрение: «Драумр копа».

Эрагон несколько раз повторил про себя эти слова и сказал:

— Возможно, когда мы уедем из Тирма, я смогу с помощью магического кристалла увидеть Рорана… Хотелось бы мне знать, как он там! Боюсь, как бы раззаки и за ним охотиться не начали.

— Не хотелось бы тебя пугать, — сказал Бром, — но это очень даже возможно. И, хотя Рорана уже не было в Карвахолле, когда туда явились раззаки, они безусловно о нем расспрашивали. Кто знает, может, они его в Теринсфорде отыскали. Но вряд ли их это удовлетворило. Ты-то ведь не пойман! И король, наверное, угрожает им страшными карами, если они тебя не найдут. От отчаяния они вполне могут вернуться назад и вновь приняться за Рорана. И я думаю, это всего лишь вопрос времени, по правде сказать.

— Но в таком случае Рорана спасти можно, только сообщив раззакам, где нахожусь я, — пусть гонятся за мной, а его оставят в покое!

— Нет, это тоже ничего не даст. Пораскинь мозгами как следует! Если ты не понимаешь намерений противника, как же ты можешь судить о его предполагаемых действиях? Даже если ты прямо оповестишь раззаков о своем местонахождении, они все равно предпримут охоту на Рорана. И знаешь почему?

Эрагон выпрямился и, глядя Брому в лицо, стал рассуждать вслух:

— Ну, если я слишком долго буду скрываться, они могут разозлиться и схватить Рорана, а потом мучить его, чтобы он меня выдал. Если же у них ничего не выйдет, они его просто убьют — мне назло. Они могут также использовать его в качестве наживки, надеясь поймать меня. А если я встречусь с Рораном тайно и они об этом узнают, то уж точно замучают его, чтобы узнать, где я скрываюсь.

— Очень неплохо. Все причины ты перечислил правильно, — похвалил его Бром.

— Но где же решение? Я ведь не могу позволить им убить Рорана!

— А решение вполне очевидно. Рорану вскоре придется самому себя защищать. Возможно, это звучит жестоко, но ведь ты и сам только что сказал, что встречаться вам было бы слишком рискованно. Ты, возможно, этого и не помнишь — у тебя все-таки был сильный жар, — но перед уходом из Карвахолла я оставил Рорану письмо, чтобы хоть как-то подготовить его к возможной опасности. Если у него хватит ума, то он последует моему совету и сбежит из Карвахолла, как только там снова появятся раззаки.

— Что-то мне это не нравится, — с несчастным видом заявил Эрагон. — А что, если он сбежать не успеет?

— Между прочим, ты кое о чем забываешь.

— О чем же?

— О том, что во всем есть доля хорошего. Наш король не может допустить существования на его территории хотя бы одного Всадника, который ему не подчиняется. Сам Гальбаторикс сейчас считается единственным Всадником, оставшимся в живых. Если не считать тебя, конечно. И он, разумеется, очень хотел бы иметь у себя под началом и других Всадников, так что, прежде чем убить тебя или Рорана, он, конечно же, предложит тебе возможность служить ему. И если он, к несчастью, сумеет приблизиться к нам настолько, чтобы лично сделать тебе подобное предложение, для тебя будет уже слишком поздно отказываться — если хочешь остаться в живых.

— И ты еще говоришь, что во всем есть что-то хорошее! — Дело в том, что, пока король не поймет, на чьей ты стороне, он не станет рисковать возможностью заставить тебя и Сапфиру служить его планам, причиняя зло твоему двоюродному брату. Постарайся это понять. Раззаки убили Гэрроу, но я думаю, что с их стороны это было необдуманное решение. И, насколько я знаю Гальбаторикса, он бы это их решение не одобрил, если б знал, что, оставив Гэрроу в покое, может что-то выиграть.

— Значит, я рискую жизнью, если откажусь служить нашему королю? — спросил Эрагон. — Что же мне делать?

Бром вздохнул и принялся тщательно мыть руки в стоявшей на прикроватном столике плошке, где плавали лепестки роз.

— Гальбаториксу нужно, чтобы ты сотрудничал с ним добровольно, — промолвил он. — Без добровольного согласия ты для него более чем бесполезен. В общем, вопрос стоит так: готов ли ты умереть за то, во что веришь? Это единственный способ отказать королю.

Поскольку Эрагон не отвечал, Бром, помолчав, заговорил снова:

— Да, это очень трудный вопрос. И ты пока что по-настоящему с проблемой веры не сталкивался. Но запомни: очень многие умерли за свою веру и убеждения; это в мире довольно часто встречается. Истинное мужество — это жить и страдать ради того, во что веришь.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики